nadya_petrova (nadya_petrova) wrote,
nadya_petrova
nadya_petrova

Category:

Нет худа без добра.

Карантин - это плохо.
С этим никто спорить не будет. Но вот ведь есть люди, которые даже из этой аховой ситуации извлекают пользу...
Талантливые девушки. Просто браво!



Актрисы Архангельского театра драмы имени М.В. Ломоносова Анна Рысенко и Нина Няникова выиграли в 23-м международном фестивале интерпретации творчества Станислава Игнация Виткевича «Witkacy pod strzechy». В фестивале приняли участие более 50 представителей из Польши, Украины и России. Спектакль, представленный на суд жюри Польши, показали онлайн. Спектакль проходил на польском языке. Актрисы назвали свой дуэт «Dobrze». В переводе с польского – «хорошо». «Видимо, действительно, как корабль назовёшь, так он и поплывёт», - смеются актрисы.

Сотрудничество с театром «Рондо», который организовал фестиваль, у театра драмы началось в прошлом году. «Иван Карамазов возвращает билет» - этот спектакль гости из Европы показали в Архангельском театре драмы в рамках культурного обмена между городами-пробратимами Архангельском и Слупском. Решение принять участие в фестивале было инициировано Анной и Ниной, которые поддерживали связь с артистом Михаилом Студзинским, игравшем в постановке. А руководство театра эту идею поддержало и предоставило условия для онлайн-трансляции.

Как вы решили участвовать в этом фестивале? Как именно вы узнали конкретно о фестивале?

- При первой встрече сразу после спектакля в нашем театре Михаил Студзинский сообщил нам, есть фестиваль «Виткация». Посоветовал мне прочитать что-нибудь из творчества Виткация, если меня заинтересует. А позже он добавился ко мне в друзья на фейсбуке. Слово за слово, и мы уже получили официальное приглашение принять участие в фестивале. (Анна Рысенко)

- Это была прямая трансляция?

- Нет, это была запись. Мы побоялись, что с прямой трансляцией не получится в силу разных причин. Поэтому сделали запись. Но писали всё одним дублем, ничего не «резали». (Нина Няникова)

- О чём был материал, в какой форме и как вы его показали?

- Наш спектакль длился сорок минут. Это был поиск, исследование и интерпретация творчества Игнация Виткевича. И интерпретация его творческих поисков. Мы погружались в его тексты, в его мысли, читали и на польском, и на русском его статьи… (Анна Рысенко)

- Также статьи людей, которые говорят о нём, которые изучают его творчество и вообще весь тот польский авангард, что был популярен в 20-м веке. Материал собран со всей его жизни. Нас больше зацепила идея, которая цепляет, наверное, всех людей, которые так или иначе сталкиваются с творчеством Виткевича – интересен театр, или даже искусство чистой формы. И мы вокруг этой чистой формы и скакали. Мы его читали, и между собой: «Я ничего не понимаю», «Я тоже», «Давай сделаем». И смысл в этом. Мы действительно ничего не понимаем. Мы задаёмся вопросами: как эта чистая форма вообще работает? Интересно ли это зрителю? Бывают такие спектакли, куда приходят зрители, а артисты абсолютную ерунду делают. А все смотрят. И тут два варианта – ты либо смотришь и ничего не понимаешь, но тебе так нравится, ты восхищён и думаешь «как это?». А бывает, что ты смотришь, также ничего не понимаешь, но для тебя это ерунда: «я ничего не понимаю и смотреть на это не хочу». И вот нам было интересно – как эту чистую форму сделать интересной, что за этим стоит. Но мы не смогли до конца ответить на этот вопрос. И как раз через наши этюды мы проводим это исследование, не вымучивая ни его, ни нашу подачу. Виткевич завещал: «Творите, восхищайтесь друг другом. Все работают одновременно: художники, свет, звук, актёры, драматург. Всё это не должно быть в логической цепочке, не должно соответствовать друг другу, но при этом должно объединяться и становиться единым целым». Мы думали: «Как это?». А это чистая форма без содержания. Ты туда ничего не вкладываешь. И мы стали придумывать всякие этюды. Обратились к хореографу Анастасии

Змываловой. Мы ей сказали: «Предлагай, что хочешь. Никакого содержания. Вот тебе картина Виткевича: сидит женщина. Мы хотим рассказать, что с ней происходит. Мы хотим этот образ, что замер на бумаге, показать в реальности». И люди увидели и почувствовали этот этюд. Мы вместе слепили это, а потом это превратилось вот в такую чистую форму, которая уже сама в себе несёт какую-то нагрузку. (Нина Няникова)

- У нас было два очень важных пункта, вокруг которых мы вертелись. Во-первых, наше исследование должно быть честным, то есть мы не кривлялись перед зрителем: «вот мы сейчас сделаем гениальную штуку, вы если поймёте, то поймёте, а если нет, ну и ладно». Мы предлагали вместе поискать, работает ли задумка вообще. А во-вторых, мы работали над тем, чтобы у этого обязательно был смысл. Даже если мы ищем. И в конце у нас появился как бы «голос Виткевича», говорящий цитату: «Они прекрасно играют, но всё ещё не понимают, что такое гротеск». И таким образом мы завершили наш спектакль. Да, как бы мы не искали, скорее всего это какая-то недостижимая и непостижимая для нас вещь, этот театр чистой формы и метафизическое существование на сцене. (Анна Рысенко)

- Анна изучала польский в институте на факультете филологии. А откуда польский знает Нина?

- С нашего спектакля «Варшавская мелодия», который поставил Александр Дубинин. Там надо было в первую очередь поработать над акцентом, потому я, конечно, не так хорошо знаю польский, как Аня… (Нина Няникова)

- Нина вообще молодец! Она столько текста выучила! (Анна Рысенко)

- Наверное, из-за того, что тогда был опыт с «Варшавской мелодией», мне было проще. Оттого, что я более или менее представляла, что там за буквы. Но в процессе репетиций над нашим польским спектаклем Аня очень много наставляла, объясняла, как правильней произносить. Получилась хорошая общая работа. Каждый делал по силам то, что мог, и все выкладывались полностью. (Нина Няникова)

- Мне ещё мои друзья поляки помогали переводить текст. И хорошо, что помогали – порой я присылала текст, а мне в ответ: «что-то я вообще не понял, что тут за слово, давай подберём синоним, чтобы понятно было». И тут подключились те люди, с которыми я познакомилась давным-давно в Польше. (Анна Рысенко)

- Как жюри оценило вашу работу словесно?

- Это вообще очень интересная история. Была прямая трансляция, на которой раздавали призы. И про нас вообще ничего не говорили, мы даже не знали, что будут награды. Думали, что максимум будет диплом за участие. Я даже выключила трансляцию, ушла на репетицию, сказала себе, что досмотрю потом. А потом оказалось, что как раз в тот момент, когда я выключила, началась долгая речь про нас. Вот что говорили:

«Поздравляем девушек и других создателей спектакля. Во-первых, мы под впечатлением от того, что на далеком севере появилось имя Виткация, что кому-то захотелось вгрызться в польскую культуру, что это сделано таким прекрасным образом и на польском языке. Благодаря дуэту «Dobrze» экспортируем польскую культуру за границу», - Войчех Шелонга, член жюри. «Я плакала на выступлении этого дуэта. Отправляем им две Виткацовские тетради и главное - официальное приглашение на проведение мастер-классов в Слупске», - Йола Кравчикевич, член жюри.

«Благодарны за особенно трудную игру в духе театральной Чистой формы. Интересная проба познания виткацовской манеры в творчестве и жизни», - Мачей Рафал Виткевич (двоюродный внук Виткевича), член жюри.

Мы думали, что в каждой номинации будут свои победители отдельно: театр, художники, музыканты, драматурги. А оказалось, что победителей выбирали среди всех участников вообще. Этот фестиваль не только театральный, он творческий. И мы стали лауреатами среди всех-всех. (Анна Рысенко)

- Почему вы назвали свой дуэт «Dobrze»?

- Это слово очень забавное и почему-то моё любимое в польском языке. А ещё я очень хотела, чтобы, если мы что-то выиграем, все эти важные паны выходили и говорили: «Дуэт Dobrze». Для меня это очень смешно и забавно. И так и вышло! (Анна Рысенко)

- Какое вас ждёт последействие?

- Нас там теперь все ждут. И мы тоже ждём. Следующий фестиваль через год. Нас уже пригласили туда офлайн проводить мастер-класс по интерпретации творчества Виткевича. Если получится, это будет не совсем актёрский тренинг или лекция. Мне кажется, мы столько для себя всего открыли, как это можно сделать, эту форму. И мы готовы поделиться, мол, «давайте делать прямо здесь и сейчас этот странный театр!» Мы тоже до конца не понимаем, как это может получиться. Было бы, конечно, здорово, если бы наш театр туда поехал, например, с каким-то спектаклем (или спектаклями), и мы бы как раз провели этот мастер-класс. Может быть, для нашего театра это будет стимулом для участия в фестивале, чтобы что-нибудь сделать на следующий год. Но нужно обязательно по творчеству Виткевича. Потому что это фестиваль его имени. (Нина Няникова)

- 27-го сентября «Архдрама» открывает театральный сезон одной премьерой, а 9-10 октября ещё одна премьера. Сложно было успеть и с репетициями в театре, и с подготовкой к участию в фестивале?

- Изначально мы репетировали «в голове». А потом очень быстро воплощали. Нам было легко, потому что театр пошёл на встречу. Начнём с того, что директор театра Сергей Самодов разрешил использовать площадку и дал добро на участие в фестивале. Главный режиссёр театра Андрей Тимошенко дал полную свободу действий. Несмотря на то, что перед съёмками была сложная репетиция «Гамлета», нам помогли и наши коллеги по сцене – артисты Таня Сердотецкая и Ваня Братушев. Они были участниками эксперимента, который мы проводили прямо на сцене. Мы попросили их просто выполнять задания. Они с нами не репетировали. Если бы не было их, а был реальный зритель, то мы бы просто вытащили кого-то из зала. Наши коллеги не видели наших репетиций, не работали с нами над этим проектом до. Для них всё, что происходило на сцене, было сюрпризом. И помощь цехов театра неоценима: Ярослав Антропов (звуковой цех) и Максим Надеев (осветительский цех). Мы за день прописали звук и свет. Когда закончился «Гамлет», уже ночью мы всё снимали, а с помощью Александра Дроздецкого (видеоцех) сделали субтитры. С реквизитом нам помогала Ксюша Корельская, несмотря на то, что была очень сильно занята перед премьерами. Получилось так, что все, к кому мы обращались за помощью, помогали нам. Хочется поблагодарить всех людей, которые нам помогали. В том числе тех, кто не работают в театре. Например, Настю Змывалову, которая в десять часов вечера помогала нам делать хореографию. Организаторов. Это вообще всё странно и невероятно. Мы очень рады, что мы выиграли. И, как мне кажется, что тут самое главное - несмотря на то, что происходит в мире, несмотря на все наши политические отношения, мы так едины. Политика – это, оказывается, совершенно не важно. Самое важное – это человеческие отношения и творчество. Нам были так рады. Нас так приветствовали, когда нам вручали приз, так громко хлопали, как будто мы там есть! О нас так тепло говорили. Это так важно и так приятно, что человеческие отношения сейчас превыше всего. Это даёт огромный стимул для того, чтобы творить дальше. Важно, что творчество, которое предлагает Виткевич, оно, оказывается, работает на только в контексте спектакля, но и вообще.

Два человека сговорились, привлекли ещё кого-то, и оказалось, что вокруг – не только в театре, а в городе – очень много единомышленников. Этот подход к творчеству «вдохновляйтесь, будьте собой, будьте честными, экспериментируйте здесь и сейчас, не пытайтесь извратить что-то, переделать старую драматургию. Делайте что-нибудь новое и своё. Не бойтесь совмещать несовместимое» даёт такую радость! Просто творить и понимать, что каким-то волшебным образом это работает. (Анна Рысенко и Нина Няникова)

- Если бы не пандемия и возможность онлайн поучаствовать в фестивале, как вы думаете, получилось бы это офлайн?

- Нас, конечно, очень ждали и вживую. Но у нас в это время как раз репетиции перед открытием сезона, поэтому вряд ли бы получилось. (Анна Рысенко)

- Но здорово, что всё получилось именно так. Потому что у нас вышел спектакль «под камеру», мы его таким и сочиняли. Камера стояла там, где сидят зрители, поэтому не было четвёртой стены. Если бы мы везли спектакль в Польшу, то мы бы что-то переделывали. А так мы работали с камерой, выстраивали кадр, и всё получилось так только из-за случившейся пандемии. Мне кажется, от этого стало интереснее. (Нина Няникова)

- Нам ещё кажется, что очень здорово, что во время пандемии открылся портал, благодаря которому мы можем находиться одновременно и там, и тут. Имеем в виду обмен энергией. Получается, мы, находясь здесь, были с нашими зрителями, обменивались с ними энергией, и в то же время, когда мы отправили видео (это не фильм, это спектакль), и с теми зрителями мы тоже обменялись энергией, просто их энергия дошла до нас чуть-чуть позже. Там спектакль прошёл, они приняли его очень горячо. Нам говорят, что очень громко аплодировали, все хвалили спектакль, пели нашу финальную песню. И эта энергия через эту границу к нам вернулась. По-моему, это здорово. (Анна Рысенко и Нина Няникова)

Фестиваль организован Слупским обществом Театральной Культуры - театром Рондо, (Słupskie Towarzystwo Kultury Teatralnej - Teatr Rondo ) Слупским Культурным Центром (Słupski Ośrodek Kultury) и Институтом Виткация (Instytut Witkacego).

Tags: Архангельск, архдрама, театр, это праздник какой-то
Subscribe

  • Невозможно жить без провалов...

    Посмотрела ролик с речью Джоан Роулинг, которую она держала перед выпускниками Гарварда. Мне про нее давно уже кто-то говорил, но проблема в том,…

  • Дорогой дневник...

    Ведение дневника - это занятие не только для страдающих от неразделенной любви подростков или третьеразрядных политиков. Оказывается, это своего…

  • Ведро с крабами.

    В психологии есть интересная теория - "Crab Bucket Thtory" или "Теория Ведра с Крабами". И хоть описывает она поведение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments