Домового вызывали?

Святки наступили! 
Русские всегда сочетали искреннюю веру в Бога с суеверием, с верой в многочисленных враждебных духов, окружающих в повседневной жизни. Издавна принято было считать, что в любом деревенском доме обязательно должен жить домовой (дедушка, суседко), который будет оберегать жилище, помогать хозяевам копить богатство и хранить семейный уклад. От того, насколько хорошо будет выстроен новый дом, будет зависеть, перейдет ли из старого жилища домовой в новые хоромы. Существовал даже специальный обряд "перевода" домового на новое место жительства. Под печь в старом доме бросался лапоть с приговором: "Вот тебе, батюшка домовой, бричка, поезжаем на новое житье, мы поедем улицею, а ты - задворками". Если с домовым у человека были добрые отношения, он переезжал на новое место и продолжал помогать хозяевам, а если дом оставался без его присмотра, в него могла вселиться нечистая сила. Начинались стук в стенах, завывания на чердаке, подозрительный шум в печи. Дом начинал подгнивать, а зимой стены промерзали так, что невозможно было натопиться...

430920_458066577589229_1745970475_n

Вот почему считалось, что мастера - плотники и печники - знаются с нечистой силой. От того, насколько опытны они, как сумеют ублажить окружающих людей духов, будет зависеть, насколько безопасный дом они смогут построить. А если хозяин окажется скупердяем, будет плохо кормить мастеров или обманет их при расчете за постройку нового дома, они могут натравить на хозяина и его семью всю окрестную нечисть, которая начнет бесчинствовать в новом доме, пугать их по ночам, стонать, кряхтеть и завывать на разные голоса.
Видимо часто при расчетах раньше возникали споры и недоразумения, если разработали русские мастера целую систему устрашения своих недобросовестных заказчиков.
Для того, чтобы напугать хозяина и его семью, "селили" на чердаке "кикимору". Делали длинный тонкий ящик из досок наподобие трубы, внутри сворачивали тонкими кольцами бересту и маскировали устройство под крышей нового дома. Когда поднимался сильный ветер - перед ненастьем или с наступлением осени, береста в трубе начинала выть или визжать. Источник звуков обычно обнаружить сразу не удавалось, так как он искусно прятался плотниками среди досок, покрывающих крышу. Многие дома "с нечистым" так и несли весь срок своего существования на себе дурную славу, так как сложно было определить природу непонятных звуков, настолько ловко была спрятана "закладка".
Для того чтобы поселить в доме "нечисть", иногда в стену избы вставлялось бревно с сильно перекрученной древесиной, которая начинала сильно трещать при изменении погоды. Ночью это воспринималось как глухие удары по стене - "домовой с банником дерутся". А дальше хозяева могли домысливать все что угодно: и дом не на том месте поставлен, и банника не уважили - живи теперь да мучайся, гадай, чем и кого из духов обидел.
Случалось, что между бревнами стены прокладывали щепочки или камешки, щель тщательно маскировалась стружками и была незаметна, а с наступлением холодов стена промерзала насквозь. Новый дом, все внешне в порядке, а стена вымерзает, мокнет и гниет.
У печников тоже были свои тайные хитрости. Для того чтобы поселить "нечистую силу" в избе, печники замуровывали внутри дымохода бутылочное горлышко, проходя через которое, воздух свистел и завывал на все лады. Иногда внутри дымохода делали небольшой приступочек, на котором размещали битые бутылочные стекла, при хорошей тяге в трубе раздавался непонятный шум. 
Вот такие печники-озорники, плотники-кудесники бродили по земле русской: могли одним топором Кижи срубить, а могли и наказать жадного или злого человека...
Скорее всего, эта коварная изобретательность произошла не от злобы и не от рвачества, а от бессилия мужицкого. Кому дом ставит наемная бригада? Кто может оплатить такую работу? Приказчик, купец, трактирщик, чиновник. Люди при деньгах или при власти. Могут обсчитать мастерового человека, а попробуешь возмутиться, так и по шее накостыляют, со двора выгонят. Вот и придумывали мастера, как при помощи "нечистой силы" гарантировано получить заработанное, а если уж человек злой и подлый попадется и договариваться с мастерами не пожелает, то оставить ему "подарочек" в виде дома со стонами да завываниями, с ночными стуками да кряхтением... Может и сейчас где-нибудь в северных деревнях остались прадедовские гнезда с "кикиморами" под коньком крыши, подающими голос в ненастные осенние ночи?
Раньше на Севере у многих семей были свои родовые промысловые избушки. У каждой был свой хозяин, чужие в них не бывали, и соседи пользовались ими только при самой крайней нужде, когда требовалось спастись от непогоды, обсушиться или передохнуть. В советское время все стало общим, в том числе и лесные промысловые избушки. Одни их строят, а другие в них живут, зачастую бездумно разоряя - чего жалеть, не мы делали.
Сколько лесных пристанищ погубили эти туристы, которые напившись, начинали рубить на дрова пол в избушке, крушить двери, сдирать доски с крыши, потому что "дров не нашли, а было холодно". И ничего с этими варварами нельзя сделать - они ведь неуловимы. Сегодня стоит избушка, дает всем приют и защиту, а через месяц на ее месте могут только головешки остаться, и кто это сделал - поди узнай.
Создается впечатление, что ответом на это варварство в наше время стали "проклятые" избушки. В современном охотничьем и туристическом фольклоре все чаще стали упоминаться "нехорошие", "проклятые", "нечистые" избушки, в которых по ночам раздаются удары в стены, вой на крыше, непонятные голоса, бормотание и т.д. Часто случайные гости просто вынуждены хватать свои вещи и в ужасе бежать посреди ночи из таких избушек.
Можно предположить, что некоторые северные охотники-грибники стали строить промысловые избушки, которые сами отпугивают незваных гостей. Если заложить в стену крученое бревно, то, когда протопится печка и избушка нагреется, ночью в стену начнет кто-то стучать. Вокруг лес дремучий и тьма кромешная, даже если псевдотуристы не побоятся и выскочат из избушки, они никого не найдут и только еще больше испугаются. А потом под крышей начнется подвывание. В стены стучат, на чердачке то ли ходят, то ли подвывают, а затем могут начать раздаваться голоса бессвязные и бормотание. Тут уже не до лихих загулов. Ясное дело - "леший гонит", бежать надо, пока беда не пришла. И бегут. И это хорошо.
Сам хозяин избушки, зная систему "закладок", естественно, не боится ночевать в своей избушке, а шумы... что шумы, в городе и не такое ночью можно услышать в собственной квартире, когда воют трубы, щелкают батареи, скрипят полы - мы ведь от этого не впадаем в панику.
Так что лешие и домовые не ушли в прошлое вместе со сказками. Некоторые из них продолжают охранять скромные охотничьи избушки в архангельской тайге.