Браво, Шейлок!

Шекспир - это просто какая-то бездонная глубина, которую невозможно исчерпать. Это не в последрнюю очередь относится и к тому, что его пьесы можно интерпретировать как угодно, выделяя те или иные места. Вот ведь, казалось бы, - "Венецианский купец" общепризнанная антисемитская пьеса. Плохой и жадный еврей Шейорк едва не лишил жизни хорошего парня Антонио.
Но режиссер Джонатан Манби в  театре "Глобус" поставил эту пьесу совсем по-другому.




Именно Шейлок в исполнении британского актера Джонатана Прайса ("Игра престолов", "Пираты Карибского моря"), его монологи, его трагедия суть и нерв этой постановки. А все "положительные" персонажи получились какими-то заурядными, мелковатыми, иногда даже отталкивающими и скользкими, как Дэн Фреденгбург - Бассанио: чувствительный альфонс, меняющий покровителя на богатую наследницу. Среди противников Шейлока, мужчин и женщин, нет никого, кто останавливал бы на себе взгляд красотой или обаянием. Достойных соперников ему нет. Да, Порция (Рэйчел Пикап) блистательно хитра и изобретательна, да, Антонио временами очень хорош в своей жертвенности, но все же  по-настоящему не они противостоят Шейлоку, а все венецианское общество. Не удивительно, что объединенными усилиями посредственностей удается раздавить одинокого человека, осмелившегося мечтать о справедливости и отмщении.



Антонио (Доминик Мэфхан), вроде бы задуманный как главный герой пьесы (вообще-то это он, а не Шейлок - венецианский купец), проигрывает в этом поединке личностей. В прологе пьесы Антонио плюет в вежливо поклонившегося ему Шейлока. Это не самовольство режиссера. Из шекспировского текста мы знаем, что добрый купец, как школьный хулиган, не мог пройти мимо Шейлока, чтобы не оскорбить его. Но все это не помешало Антонио и его то ли платоническому, то ли не платоническому любовнику Бассанио обратиться в трудный момент к Шейлоку за деньгами. Шейлок просит за просрочку не процент, а кусок мяса из тела Антонио. Он, скорее всего, просто хочет их унизить, ведь надежд на то, что Антонио не удастся вернуть долг, крайне мало.

Но дальше дела принимают непредвиденный оборот. С одним из друзей Антонио сбежала Джессика, дочь Шейлока, которая как истинно хорошая девушка прихватила с собой все, что могла унести. Вскоре происходит ключевая сцена всей пьесы, где  два оболтуса из компании Антонио издеваются над Шейлоком по поводу бегства дочери. И здесь Шейлок отвечает им своим знаменитым монологом "Да разве у жида нет глаз?.." - который ставит все с ног на голову, показывая что "добро" может быть хуже "зла".

И будь ты хоть десять раз антисемитом, но когда он заканчивает свою речь словами: "Если жид обидит христианина, что тому внушает его смирение? Месть! Если христианин обидит жида, каково должно быть его терпение по христианскому примеру? Тоже месть! Вы нас учите гнусности, - я ее исполню. Уж поверте, что я превзойду своих учителей", - ты понимаешь, что, по крайней мере, своя правда в его словах есть. Тем более, что его речь остается без ответа.

Без ответа остается и еще одна речь Шейлока уже в сцене суда, когда он обвиняет венецианцев в работорговле. А что тут ответишь, когда в Венеции до сих пор сохранилось место, называемое Набережной Невольников? Судя по тому, что присутствовавший при этом Антонио тоже Шейлоку ничего не возражает, этот образчик добродетелей и любитель мужичков сам тоже занимается работорговлей. А кто хуже: работорговец или ростовщик?

В пьесе есть и другие моменты, скрыто указывающие на то, что симпатии Шекспира были хотя бы частично на стороне Шейлока. И режиссер их не пропустил. Есть намек, так же сохраненный в постановке, что не все будет гладко и в треугольнике Антонио-Боссанио-Порция. А что может быть гладко в треугольнике, тем более таком? Очень возможно, что Порция сама скоро захочет вырезать у Антонио кусок мяса, который не дала вырезать Шейлоку, а может выберет "кусок" и поважнее...

В самом финале добавили одну сцену, которой у Шекспира нет. После того, как все помирились, Порция отдает Джессике документ, которым ей передаются деньги отца и который предписывает Шейлоку креститься. И она, прочитав это письмо, вдруг запела то ли песню, то ли плач, то ли вой. Ее песня вскоре заглушается процессией, которая ведет Шейлока креститься...Он с рыданиями произносит "Верую".
И постановка окончательно становится не комедией со счастливым концом и групповым поцелуем в диафрагму в финале, а трагедией об оскорбленном и поруганном человеческом достоинстве.

Posts from This Journal by “театр” Tag

  • История Момо.

    "Не надо говорить о спектакле "отлично", "великолепно" и пр. А, например, так: "С самого начала спектакля ужасно…

  • Планы, планы....

    Как там у Пушкина: "Ох, лето красное! любил бы я тебя...". Гению любить лето мешали комары и мухи (с репилентами в то время засада была).…

  • Песни о России в доносах и челобитных.

    Посмотрела сегодня спектакль "Слово и дело" Театро ди Капуа. Ну, доложу я вам, ожидала, что будет интересно, но чтоб ТАК!!! Завтра будет еще один…

  • Это так странно - ждать осени...

    Как это ни печально, но 85 театральный сезон в Архангельском театре драмы завершился. Завершился показом спектакля "Рождество…

  • Кое-что хорошее в мае.

    Май выдался на редкость театральным! Во-первых, в мае в нашем городе проходил театральный фестиваль "Родниковое слово". Столько разных…

  • Карамазовы.

    Знаете, бывает смотришь спектакль и думаешь: "О, как синхронно они тут все сделали! Интересно сколько времени они это репетировали?" Или…