Тихий Конюхов.

Прочитала выдержки из вахтенного журнала легендарного российского путешественника Федора Конюхова, который к июню 2014 года в одиночку пересек Тихий океан на весельной лодке с мировым рекордом в 159 суток 14 часов 45 минут. Решила сохранить их для себя.

eco_163.preview

  Тихое одиночество.
  14 декабря 2013 года. Первый день пути. Сегодня в 6.45 по местному времени я отплыл из чилийского порта Конкон и отправился в одиночное плавание на весельной лодке К9 "Тургояк" через Тихий океан. Лодка спроектирована англичанином Филиппом Мориссоном. Его бюро проектировало лодку "Уралаз", на которой я успешно пересек Атлантику. Новая лодка имеет длину девять метров, то есть она на треть длинее "Уралаза". Выполнена полностью из карбонового углеволокна. Вес без загрузки - двести пятьдесят килограммов, с полной загрузкой - свыше шестисот.
  С учетом опыта перехода через Атлантический океан я внес некоторые усовершенствования в проект новой лодки. В частности, кормовая каюта разделена на два водонепроницаемых отсека, в первом отсеке, который ближе к входу, расположены навигационная рубка и камбуз, в другом отсеке находится каюта для отдыха. В носовом отсеке хранятся продукты, экипировка, плавучий якорь.
  Лодка оборудована несколькими опреснителями морской воды, работающими от солнечных батарей. Вся система электропитания также работает от пяти панелей солнечных батарей, установленных на носовой и кормовой рубках. На борту есть два комплекта весел разной длины. Короткие весла - для штормовой погоды, средние - для относительно гладкой воды. Итак, впереди шестнадцать тысяч морских миль и более двухсот дней ежедневной напряженной работы.
16 декабря. Иду по курсу на запад. Один на один с океаном. Течение Гумбольдта относило меня на север, получилась петля. Погода пока пасмурная, скорость лодки - 1,5 узла.
  18 декабря. Маршрут дается трудно. Иногда приходится пробиваться. Ветер юго-западный, не сильный, но прохладный. Много сил трачу на преодоление волны, течений и встречного ветра.
24 декабря. Отдых во время плавания не менее важен, чем работа. Стараюсь "набирать" по четыре-шесть часов в день на сон. Не сразу спать все это время, а именно "набирать" его. Так организм лучше восстанавливается. Здесь для отдыха нужно меньше времени. На берегу сильно устает мозг. Там на него сваливается много информации. В океане ее гораздо меньше. Лишь небо, вода и горизонт. Поэтову усталость в основном телесная. Ее и преодолеть проще.
27 декабря. Господи, когда ослабнут эти юго-западные ветра?! Я попал в регион шквалистого ветра, крайне тяжело грести и держать курс. Работать приходится постоянно в воде - волна захлестывает через борт. Во время отдыха в каюте мотает от борта к борту, голову спасает защитная каска.
4 января 2014 года. Веду тяжелейшую борьбу со стихией. Признаюсь: не думал, что будет так тяжело. Непрерывная борьба со шквальными ветрами и перехлестывающими через борт волнами. Весла выбивает из рук. Я постоянно мокрый насквозь. Одежду не менял более недели. Течение Гумбольдта и юго-западные ветра сносят меня на север. Ежечасно молю Господа о смягчении стихии.

Тихая радость.
9 января. Похоже мои молитвы услышаны: Рождество Христово стало поворотной точкой в споре с ветрами! За последние дни погода смягчилась настолько, что появилась возможность сменить короткие весла на средние. Первые хороши в шторм и при сильных волнениях. Сейчас, когда погода присмирела, пользуюсь средними веслами, длина которых - 3,2 метра.
  Лето в Южном полушарии разгорается, и воды должны стать тише, а климат - мягче. Уже сейчас ощещаю это на себе. К лодке привык, выдерживаю курс на северо-запад. За плечами - первая тысяча миль. Осталось повторить этот путь полтора-два десятка раз - и я буду у цели.
14 января. И в океане бывают перекрестки! Один такой должен встретиться примерно через три тысячи миль - Французская Полинезия. Массив из сотен островов и атолов, который мне предстоит обогнуть. Задачу эту можно решить двумя путями. Либо я выбираю "южный" маршрут и тогда иду по двадцатому градусу южной широты, либо иду в сторону экватора - к десятому градусу. В первом случае меня может с легкостью подхватить обратное течение, которое потащит лодку в сторону Новой Зеландии. После этого сильные западные ветра выбросят меня в Южный океан, прямиком в "ревущие сороковые" широты. Экспедиция в лучшем случае закончится эвакуацией, в худшем - лодку разнесет в щепки. Так что выбор здесь очевден: северный маршрут.
  17 января. Все дальше от берега океан становится другим - еще более величественным. Он словно дышит подо мной. Продолжаю курс на попутных юго-восточных ветрах. Солнца мало. Иду в выработавшемся режиме: на два часа гребли приходится час отдыха. За сутки его набегает пять-шесть часов. Сплю урывками, потому что нужно постоянно контролировать курс лодки и работать на веслах. На борту есть электронное оповещение, но для надежности рядом со мной - механический будильник.
18 января. С начала плавания желудок ощущает всю "прелесть" сублимированных продуктов. Каждый день мне нужно рахводить в кипятке и съедать по несколько порций этой специальной "еды". Чередую норвежское и английское сублимированное питание. Энергии от таких обедов я получаю страшное количество, и такую же страшную изжогу в придачу. Заливаю пакетики горячей водой, которую подогреваю на примусе. Люблю на рассветевыпить горячего кофе или шоколада.
24 января. Жара сменилась порывистым ветром в пятнадцать-двадцать узлов и дождями. Вновь поднялись волны высотой до трех метров. Тем временем мы с лодкой оставили позади две тысячи миль и с Божьей помощью идем дальше.
  В донном отсеке стоит запас бутилированной воды, который я пополняю водой из опреснителей. Вода нужна и в качестве балласта для устойчивости лодки. Это очень помогает, когда меня кидает по волнам. Чтобы не ошпариться кипятком, в качку пью холодную воду и ем сухой паек.
3 февраля С каждым днем взятые на борт припасы истощаются. Жалею, что не прихватил с собой больше еды и газа. У меня на борту несколько ящиков маленьких газовых баллонов. Такие баллоны обычно используют альпинисты при восхождениях. С их помощью кипячу воду, чтобы разводить еду. Начинаю понимать, что до конца пути газа мне может не хватить, поэтову стараюсь не транжирить его попусту. Еда тоже не бесконечна, экономлю и ее. Постоянно испытываю голод. Надеюсь поймать рыбу, но у меня пока ничего не получается - могу похвастаться одним добытым за все плавание тунцом. Но верю в удачу, тем более что океан давно ожил. Видел и дельфинов, и летучих рыб, и птиц. А там, где они, обязательно есть рыба.

Тихий ужас.
  4 февраля. Эту пустоту вокруг нельзя передать словами. В последние дни, когда боролся с непогодой, я не слишком задумывался об этом. Но когда значком на радаре появилось японское судно, все изменилось. Я впервые глубоко осознал свое одиночество. Судна я так и не увидел, даже не знаю, отобразился ли я на их радарах.
  В местах, где пролегает мой путь, на сотни миль вокруг нет ни единой души. Ощущение такое, будто ты попал туда, где нет вообще ничего. Словно высадился на Луну или на Марс. Даже когда связываюсь по спутниковому телефону со штабом путешествия, это чувство не уходит. Голоса в телефоне доносятся, будто из другого мира. Здесь же - только вода, горизонт и девять метров твоей лодки. Я много раз путешествовал в одиночку, но масштабы Тихого океана не сравнимы ни с чем. Я всей душой проникся мыслью о том, что человек никогда не должен быть один. Эта истина проста, но океан открыл мне всю ее глубину.
5 февраля. Я почти сразу полюбил свою лодку, а потом и сроднился с ней. Сейчас это чувство сильнее, потому что мы с ней вдвоем - одно целое в бескрайнем океане, хотя жить долгое время в небольшой лодке не очень комфортно: рубки и отсеки низкие, люки узкие. Приходится много времени находиться в согнутом положении. Вытянуться в полный рост можно в каюте, где отдыхаю и сплю, пристегнувшись ремнями, чтобы не удариться во время качки или шторма. В океане снятся сны о большой земле, о родных и близких. А вот на берегу снятся сны про океан.
.....
Продолжение завтра.